фото из официальной группы "Люби меня" vk.com/la_pushkin_love_me

«Место встречи. Сибирь» запускает проект «Слово от…» — серию колонок от известных новосибирских актеров, режиссеров, писателей, журналистов, общественных и культурных деятелей. Каждому из авторов редакция предлагает тему для высказывания. И первым о мифах в отношениях между мужчиной и женщиной рассказывает Олег Жуковский. 

Есть в Новосибирске такой человек. Клоун и мим, режиссёр, хореограф и перформер – Олег Жуковский. Здесь родился, рос, а потом уехал на четверть века по всему свету. Заболевать театром, учиться ему у крутейших мастеров (среди них – создатель театра DEREVOАнтон Адасинский и нынешний худрук БДТ Андрей Могучий), создавать свой театр в Дрездене – и потом вернуться в родной город, прихватив театр с собой. Он по-прежнему называется LaPushkinи находится в лофт-пространстве TRAVAна улице Фрунзе, 19. И есть в этом театре спектакль «Люби меня» – калейдоскоп историй о любви и пельменях из серии «муж приходит с работы домой». Писать об этом спектакле, как и обо всём остальном, что творит Олег, тяжело. Поэтому мы некоторым образом сачканули и поговорили о самом предмете – о любви и отношениях. Вернее, о том, что люди делают не так.

— Самое важное в жизни человеческой потрогать руками нельзя. Ужас в том, что материальное начинает обретать большую ценность. Любовь? То, от чего мы иногда начинаем страховаться. Я наблюдал это: человеку могут стучаться в двери, а он закрывается. Цинизм, может, отсюда родом – активное убегание от любви, маскировка. Уже получал несколько раз по башке – “не, не, хватит, мы уже это проходили”. Проходили – это когда ведёшь себя каждый раз одинаково. Со всеми бывшими и будущими, игнорируя свою неискренность и повторяясь, чтобы не напрягаться каждую секунду в поиске истины, не открываться, не боясь наготы, а напялить на себя нечто уже готовое и растиражированное, как “общая истина” – готово! Вот вам такая IKEA в отношениях, как все мужско-женские тренинги: хочешь иметь такого – будь такая, или наоборот: хочешь, чтобы они роились вокруг – веди себя так-то. Людям предлагают шаблоны поведения там, где их быть не может. Мне кажется, что у каждой половинки есть другая; если она есть, иди к себе – и она или он окажется рядом. И по-другому не будет.

Мы все настолько разные, космически разные. И вот взрослые, пытаясь подстраховаться, идут к тем, кто предложит им какой-то универсальный рецепт поведения во взаимоотношениях. И капец. Каждый день, каждый момент должен быть свежим, новым. И в этом отношении, чем дольше ты живёшь с человеком, тем тебе интересней. Для чего, например, существует Камасутра – индусы же очень целомудренные – для того, чтоб тебе с этим человеком было не скучно в интимной жизни всю твою жизнь. Мне вот повезло, что я наблюдал своих бабушку и дедушку, которые золотую свадьбу сыграли, Катю и Котю. Просто удивительно, как они купались в этих отношениях.

И ещё: мы все цепляемся за какие-то константы, гарантию чего-то. “Ну ты же сказал, что ты меня любишь”, заарканил и погнали – а куда? Когда совместные духовные ценности – понятно, а если их нет, что – не рожать? Циолковский говорил “нет”, а его за это фашистом называют. Как можно договориться в любви? Это как… петь с рыбой, или весной осень. А любовь же – это вспышка. Я сознательно свою духовную силу направляю на то, чтобы она возникала как можно чаще по отношению к этому человеку. Хочу и стремлюсь к этому. И все “погасшие костры” – провокация. Ты должен всё равно – и можешь – сделать титаническое усилие и взорвать ситуацию.

 

Импульсом к созданию произведения может оказаться боль. Как партеногенез – если кольнуть яйцеклетку ёжика, она начинает делиться.

 

Бывает, что второй человек настолько начинает сопротивляться, что возникает блок в голове. Есть в моей коллекции очень красивая песня, я её иногда ставлю на занятиях – один мой друг-музыкант написал её для своей любимой чудесной певицы. Однажды он ей изменил, а она продолжала выступать с этой песней, но его к себе за десять лет не подпустила – и он женился на другой девушке. Там и он исстрадался, и родители вообще не могли наблюдать его в этой ситуации. Но она поставила себе такой блок, и всё: у меня есть железные правила, я их соблюдаю, я не жизнь свою живу, а следую принципам.

У меня была одна такая встреча, странная, безумно для меня больная, но через эту боль я начал делать такое, что может, иначе и не осилил бы. Боль просто растопила меня, и что-то там стало вязким и отзывчивым. Здорово, что это случилось со мной! Импульсом к созданию произведения может оказаться боль. Как партеногенез – если кольнуть яйцеклетку ёжика, она начинает делиться. Так и с нами: появится танец, сценарий, стих, мелодия – где всё выйдет чистой струёй, и ты ещё радуешься тому при исполнении!

А спектакль “Люби меня”… как Шахерезада, месяц ходил в гости в один чудесный дом, и без всякого плана по десять историй зараз из меня выскакивало. А потом – иногда на следующий день, иногда в конце вечера – они мне рассказывали то, что я рассказывал им, потому что сам этого не помнил. Мы эти истории на бумажках записывали – появилось пятьдесят бумажек.

Здесь в театральной школе я набрал курс и сделал проект, в котором участвовали 13 студентов. Вот остались две девушки, Катя Калинина и Настя Гречанова, которые удивляли меня своими идеями, образами, решениями сцен. Однажды я понял: то, что они со мной сделали – и есть другая составляющая часть спектакля. А третья – сама публика: тут у кого что есть, поэтому одни искренне и много смеются, другие принимают, как терапевтический сеанс, а третьи закрываются непониманием. Конечно, непривычно, но это мой самый простой спектакль, уж проще некуда. А когда спрашивают, была ли цель шокировать публику, отвечаю: нет – художественное произведение вообще не имеет никакой определённой цели.

 

Записала Юлия Исакова