Фото Кристины Угловой

Запрет на курение в собственном доме. «Новое бессигаретное поколение» – в деле. Конец легальному использованию вейпа. Революционные антитабачные идеи Минздрава вот уже второй месяц обсуждаются во многих структурах, ведомствах, институтах и отдельными заинтересованными лицами.

Кто-то явно «ЗА» строгие меры, «ЗА» кардиальные методы борьбы с курением, «ЗА» снижение распространенности курящих в стране. Другие же протестуют и отказываются принимать меры, которые нарушают Конституцию, дискриминируют отдельные личности, а некоторые и вовсе бесполезны. Каких доработок требует проект? Какие идеи противоречат правам человека и, к тому же приведут к плачевным последствиям? И, наконец, какие из методов вообще нужно обсуждать у психиатров – разберёмся.

Приговор – пожизненный!

Самый революционный и противоречивый метод, который предложил Минздрав – запрет на продажу сигарет всем, кто родился после 2015 года. Можно сказать, что это пожизненный запрет на покупку табачных изделий. Пункт был разработан под началом руководителя проекта Олега Салагая. Именно эта мера стала основной темой материалов информационных агентств и редакций различных изданий. Все работы пестрили сигналом «SOS» и самыми остроумными заголовками текстов.

Если посмотреть глубже, то можно сделать вывод – этот запрет противоречит ключевому принципу законодательства, он ограничивает совершеннолетних людей в их правах и дееспособности. Такие меры могут означать дискриминацию по возрастному признаку. Статья 19 Конституции Российской Федерации декларирует равенство прав и свобод для всех граждан независимо от многих критериев, в том числе и от возраста. Значит, что меры Минздрава в этом смысле противоречат Конституции РФ.

История знает несколько примеров. Некоторые страны уже пытались воспользоваться похожим запретом. Например, в Великобритании, Сингапуре, Тасмании введение подобной меры обсуждалось на законодательном уровне. Предполагалось ввести запрет на продажу табачных изделий лицам, которые родились после 2000 года. Однако от применения таких мер отказались из-за наличия значительных практических трудностей и рисков, которые появились бы, будь такой запрет введён. Основные вопросы остаются: как осуществить такой запрет? А главное – как вести контроль и проверять соблюдение закона?

 

 

Ещё один нечистоплотный исторический момент. Есть вероятность, что такие методы приведут к последствиям, которые будут напоминать последствия введения антиалкогольного указа 1985 года. Тогда, тридцать лет назад, стало процветать самогоноварение, появление алкогольных суррогатов, которые повлекли за собой массовые отравления. Сейчас же возможно появление самокруток, самодельных сигарет и других аналогов, которые только можно нафантазировать.

Ну и, конечно, покупка пачек у старших товарищей. Речь не идёт даже о тех, кто начнёт занятие «перепродажным бизнесом», (а ведь, почему бы и да?) а хотя бы о тех, кто родился в злополучном 2014 году. Как же не поделиться запретным плодом с другом помладше?

Государственную политику стоило бы поставить на другие рельсы – на продвижение здорового образа жизни, на то, чтобы сделать его модным среди молодёжи.

Ведь, увы, но однозначные запретительные меры могут повлечь за собой обратную реакцию. В этом вся психология подростков и молодых людей.

Сигареты – под домашний арест

Начинаем комментирование с самых противоречивых и забавных моментов концепции. Второй пункт в нашем топе – полный запрет на потребление табака в личном транспортном средстве в присутствии детей, а также недопустимое курение «в присутствии лиц, возражающих против употребления табака, вне зависимости от типа помещения». Теперь вопрос «Разрешите закурить?» перестанет быть простой данью вежливости. Ведь безусловный приоритет отдается мнению некурящих. Закурить даже там, где фактически разрешено, будет нельзя, если рядом находится возражающий.

 

 

Вопрос тот же: как отслеживать и контролировать выполнение этого пункта? Если гость в твоём же доме, чисто теоретически, может сдать тебя соответствующим органам, то как защищаться детям? И такой же резонный вопрос: станут ли заниматься этими незначительными делами те самые, всегда занятые соответствующие органы? До каких масштабов придётся расширить эти структуры, чтобы каждый нарушитель был пойман, оштрафован, наказан? Ну, и на десерт – как проверить, что четверть часа назад (допустим) этот гражданин действительно курил в присутствии возражающего, или ещё хуже в присутствии ребенка? Ответы на эти вопросы в концепции не даны, и будут ли дополнены – неизвестно.

Руководитель проекта отмечает, что одна из ключевых задач концепции – «помочь тем, кто делает выбор в пользу отказа от курения, и увеличивать их число». Однако меры, которые предлагают ограничивать человеческую свободу в собственном доме и собственной машине вряд ли можно назвать помощью. Полпред правительства в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский советует проконсультировать это положение концепции «не только в федеральных органах, но и у коллег-психиатров». К каким последствиям может привести такой строгий запрет? И со слов: «Не будет ли нервных расстройств у тех, кто курит?».

Усугубит ситуацию и то, что в концепции отмечен полный запрет на потребление табака в коммунальных квартирах, на остановках и во всех видах общественного транспорта, в подземных и надземных пешеходных переходах. Можно сделать вывод, что курить можно в одном месте – нигде.

Медицинский сигаретный осмотр

Новая концепция не могла обойти стороной и растущую популярность электронных сигарет. Руководитель проекта предлагает в плане регулирования приравнять электронные сигареты к обычным. Действительно, вейпом противники курения не довольны, однако оснований для приравнивания пока нет. Нет исследований, которые доказывают, что пар вредит здоровью окружающих.

В 2014 году на конференции по борьбе против табака Всемирная организация здравоохранения представила доклад, по данным которого можно сделать вывод, что электронные сигареты выделяют меньше токсичных веществ, никотина и частиц, чем обычные сигареты. Однако величина снижения риска пока неизвестна, и данные об эффективности оказания помощи курильщикам в прекращении курения являются ограниченными. Чтобы прояснить выгоду, потенциальные риски электронных сигарет и разработать стратегию регулирования, нужно придать приоритетный характер научным исследованиям, говорит ВОЗ.

Многие эксперты даже сходятся в том, что электронные сигареты потенциально могут использоваться в качестве снижения вреда у тех когорт, которые в принципе крайне сложно отказываются от курения. Другие же все еще считают, что вейп позволяет людям постепенно расставаться с вредной привычкой. Однако мы не говорим о том, что

электронные сигареты – сама польза. Наша задача – доказать, что в плане регулирования приравнивать электронные сигареты к обычным – неправомерно.

 

 

Само устройство электронных сигарет – это, по сути, прибор, который имеет светодиод, аккумулятор, сенсор и распылитель. Так что о пользе или вреде можно рассуждать только касательно жидкости для выпаривателя, отмечают эксперты. Обычно это пропиленгликоль, глицерин, ароматизатор и, в некоторых случаях, никотин. Их токсичность намного ниже, чем у сигаретных смол. Пропиленгликоль представляет собой разрешенную пищевую добавку, отличающуюся вязкостью и прозрачностью. Он обладает немного сладким вкусом и слабым запахом. Выбор пал на него, так как он не токсичен и частично выводится из организма в неизменном виде. Остатки же его метаболизируются в организме и превращаются в молочную кислоту.

В обычных же сигаретах содержится бензол, аммиак, мышьяк, цианид, окись углерода. А также канцерогены, которых в сигаретах более шестидесяти. Даже косметический результат потребления разный – от электронок не желтеют зубы и пальцы, вокруг не пахнет табачным дымом. А главное – во многих электронных сигаретах не содержится никотин.

Также электронные сигареты не приводят к онкологии, а служат её профилактикой. Температура пара практически равна температура тела, что полностью исключает ожог гортани. Постоянное травмирование слизистых оболочек дыхательных путей горячим сигаретным дымом служит причиной предракового состояния.

Исследователи не доказали явный вред электронных сигарет для окружающих. Они не приносят такого же ущерба для здоровья курящего, как обычные сигареты. Правомерно ли их приравнивание?

Нелегальные нелегалы

Небольшая экономическая деталь. Многие эксперты выражают сомнения в целесообразности повышения акцизов, которые предлагает руководитель проекта. Рост налогов может привести к росту нелегального оборота табачной продукции из государств-членов Евразийского экономического союза, где уровень акцизов будет значительно ниже, и с которыми у России нет таможенных границ.

Предполагаемые меры подорвут отрасль, ускорят замещение легальной продукции более дешевыми аналогами с теневого рынка и в результате снизят налоговые отчисления в бюджет. Такие предосторожности высказаны многими экспертами, в том числе вице-президентом JTI Сергеем Киселевым: «Запрет не приведет к желаемому сокращению потребления табака. Он будет лишь ограничивать легальные каналы продаж и не затронет теневые поставки».

Прокурить премию

Минздрав предлагает борьбу с перекурами. Мол, следует увеличить рабочий день тем, кто отвлекается на сигареты, пропорционально этому отвлечению. Возникает новый вопрос, который связан со злополучными неточностями. Как реализовать эту меру на практике? Как задокументировать все перекуры сотрудников? Насколько удлинение рабочего дня для курильщиков будет влиять на Трудовой кодекс, где предусмотрена определенная продолжительность рабочего времени? Этот юридический вопрос нужно решить, чтобы не получилось нарушение прав человека с позиции продолжительности рабочей недели.

Пока эти вопросы не будут решены, концепция не имеет права на жизнь. Однако стоило бы подумать: нужно ли нацеливать проект на порчу жизни курящему человеку? Почему-то у нас вся политика борьбы с курением идет по пути негативного управления. Все что-то запрещают, кого-то наказывают. Почему бы не сделать так, чтобы человек самостоятельно мог принять решение – не курить? Почему бы не оставить курящих в покое, а начать поощрять некурящих? Например, некоторые фирмы уже идут на разницу в оплате, награждая и премируя тех, кто не отвлекается на проведение времени в курилке. Почему бы и да?

Минздрав VS юристы

Все вышесказанное подтверждает, что проект в этом варианте принять невозможно. Требуются доработки, дополнительные детали, уточнения. Благо, что такие предложения требуют серьёзного обсуждения и принятие во внимание достаточно большого количества точек зрения, а не только точки зрения одного единственного ведомства. Главный юрист консалтинговой компании «ВАШ КОНСУЛЬТАНТ» Ольга Русецкая имеет своё мнение по этому поводу: «То, что у нас Минздрав может принять какое-то бредовое решение – тут я не удивлена. Потому что за ним водится. Но дело в том, что принимать решение – убивать себя или нет – это личное дело каждого. Я не вижу полномочий у Минздрава. И если это будет принято, то я первая пойду обжаловать. И выиграю. Ибо не его это дело. Знаешь, так можно запретить нам есть мясо и вытирать попу туалетной бумагой. Ведь все это также вредно…»

Виктория Бурбилова