Фото Фрола Подлесного

«Процесс»,спектакль «Красного факела» по роману Франца Кафки, режиссер Тимофей Кулябин.

Сначала о книге. Главный герой философского романа Кафки, Йозеф К. – старший прокурист в банке. Его жизнь не отличается от жизни тысяч жителей большого города. Однако, одним утром, когда мужчине исполнилось ровно  тридцать, его судьба круто меняется. Йозефа будят якобы представители правоохранительных органов и заявляют, что он арестован. За какую вину? Этого господин К. выяснить не может, незваные гости и сами не знают причину ареста. Так начинается долгий процесс, который длится ровно год, до следующего дня рождения Йозефа. Мы видим, как человек пытается противостоять системе и в итоге проигрывает. Обвиняемый, решивший, что он и сам сможет защитить свою свободу, обрекает себя на смерть уже тем, что не желает играть так, как хочет того судебная система. На протяжении всей книги читателя не покидает чувство неизвестности и безысходности. 

Именно поэтому я удивилась выбору Тимофея Кулябина. Как режиссер  сможет воссоздать на сцене те чувства и эмоции, которые вызывает роман? С помощью каких приемов и режиссерских ходов?

 

 

Спектакль заинтересовывает еще  до его начала. На сцене кроме одинокой кровати нет почти ничего. Зато в глубине натянут большой экран, который отгораживает почти все игровое пространство. И когда спектакль начинается, то на этом же экране перед нами предстает человек, который будет как бы рассказчиком сего события. Но мы не видим ни его лица, ни даже его голоса: с помощью современных технологий он изменен до неузнаваемости, превращен в грубый бас. На протяжении всего спектакля этот человек рассказывает зрителям то, что требует пояснения в  этой истории.  Идею с рассказчиком и экраном  мы недавно видели у Сергея Чехова в его «Тектонике чувств». Хотя эти два спектакля  кардинально отличаются друг от друга. 

 

 

Как и у рассказчика, голоса других  персонажей «Процесса» изменены, а лица скрыты под масками, словно мы действительно смотрим видеозапись с какого-то судебного процесса. Мы можем разглядеть  лишь главного героя, который кажется здесь единственной настоящей личностью.  Таким образом режиссер будто дает нам понять, что обстоятельства и люди процесса абсолютно не важны. Мы должны концентрироваться на чувствах, эмоциях и наблюдениях самого героя. Антон Войналович, на мой взгляд, как нельзя лучше исполнил роль человека, который хочет жить своей обычной размеренной жизнью, но вынужден быть втянутым в бесконечный процесс,  где решается его судьба.

 

 

Хочется отметить особую роль видеокамер и кассет в этом спектакле. Ни одна сцена не обходится без них. Они фиксируют все  до мельчайших деталей, режиссер будто указывает на то, какую роль в  жизни играет всевозможная бюрократия. Границы частного и публичного стираются.

На протяжении всего спектакля тебя не покидает чувство жути и отвращения, ты хочешь, чтобы процесс скорее закончился, чтобы появился хоть какой-то проблеск надежды. Думаю, что именно этого и добивался режиссер. Зрители должны были почувствовать на своей шкуре то, что ощущал главный герой.

 

 

«Процесс» Кулябина не вызывает шквал переполняющих тебя эмоций, он сложный и неоднозначный. Но после окончания спектакля ты находишься в некоем трансе, потому что тебя заставили задуматься, и осмыслить то, что ты увидел, а это требует времени.  Ты ощутил именно то, что должен был ощутить от этой истории. А режиссер, с его взглядом на «Процесс», лишь помог тебе сделать это.

Екатерина Шевченко