Фото Валентина Копалова

Состоялась премьера театра-студии «Первый театр» – спектакль «Блонди» по пьесе Дмитрия Богославского. Ставил его режиссер Сергей Чехов, уже знакомый зрителю по попытке спасения Пушкина и по «Тектонике чувств».

Четыре девушки. Бункер полтора на полтора на полтора метра. Неизвестно, кто они, почему там оказались, кто их запер и когда выпустят. Неизвестно зрителю до конца даже то, кто они на самом деле – девушки, запертые в бункере, четыре щенка в коробке или вообще всадники апокалипсиса.

Это фантазия о судьбе четырех щенят овчарки Блонди, принадлежавшей Гитлеру. Перед тем, как покончить с собой фюрер приказал личному лечащему врачу Людвигу Штумпфеггеру умертвить свою собаку, дав ей таблетки цианида. Когда в бункер вошли представители советских войск, они обнаружили трупы Блонди и Вольфа, судьба остальных четырех щенков осталась неизвестной.

Пятнадцать минут до начала. Зрители рассаживаются по своим местам. На импровизированной сцене сидит человек (Андрей Мишустин) в инвалидной коляске, лицо и руки у него серые, на коленях – магнитофон, на носу – солнечные очки. Голос Адольфа Гитлера и следующие за агрессивными речами оглушительные возгласы толпы заполняют пространство. Мужчина активно жестикулирует и синхронно открывает рот вместе с фюрером.

Свет гаснет и зажигается вновь. Человек уже сидит неподвижно. Перед нами лечащий врач Гитлера. У него задание – убить щенков.

 

 

Появляются четыре девушки (Дарья Тропезникова, Карина Мулева, Ксения Шагаевская, Алина Трусевич). Пространства на сцене вполне достаточно, но они занимают небольшой квадрат в центре.

«Бункер полтора на полтора на полтора метра. Тесно. Жарко. Ночь. День. Или Ночь? День…».

В пьесе показаны три сюжетные линии: история девушек, история врача Гитлера и ремарки, слова автора, которые иронично вставляет высокий мужчина в немецкой форме с эполетами, расшитыми стразами, и повязкой на глазу (Сергей Гуревич).

 

 

Декораций на сцене нет. Они и не требуются. Ведь в бункере у девушек нет ничего, кроме их собственных страданий, боли, желаний и страхов. Они заперты в бетонном кубе и пытаются научиться существовать в этих условиях, приспосабливаются друг к другу.

Что же представляет из себя этот бункер? Может быть, этот бункер есть внутри каждого из нас, как рамки, в которых мы стараемся себя держать, модель внутренней несвободы.

Иногда девушки забывают, что они в маленькой тесной бетонной коробке и начинают слышать посторонние звуки или пытаются уйти далеко друг от друга. Но голос автора возвращает и их, и нас к реальности: это маленький бункер и здесь нет ни посторонних звуков, ни лишнего пространства, ни свободы.

Кто-то может разглядеть в маленьком бункере и четырех женщинах модель общества. Они строят маленький мир со своими планами, задачами и идеями, развиваются, выбирают лидера

Точно так же у них есть отдельные личности, которые активно отстаивают свои права, например, лесбиянка Хенрике. Она хочет, чтобы общество ее услышало, ей надоело прятаться, поэтому она изо всех сил старается привлечь к себе внимание. Только выражается ее протест в том, что она нахально пристает ко всем, за это остальные ломают ей пальцы.

Каждый может увидеть в жизни этих четырех что-то свое, будь то общество или внутренний мир человека, но прежде всего, они просто женщины со своими милыми причудами, желаниями и тараканами в голове.

Какая же у них цель? Конечно же, выбраться из бункера. Да не просто выбраться, а выйти готовыми к встрече с внешним миром, с его опасностями, ужасами войны. Нужно действовать слажено.

«И теперь, чтобы спасти себя, свой народ, свое будущее нам необходимо верить только в себя. Все в наших руках. И только. И точка».

 

 

Эрма, Сэлма, Илса и Хенрике верили, что они выйдут красивыми, счастливыми и будут «порхать по земле». Они жили ради этой мечты о свободе. Только вот, когда эта самая мечта сбылась, дверь наружу неведомым образом открылась, наши героини, наконец, вышли из своего заточения и сразу же вернулись. Потому что раньше у них была цель, стремление к свободе, а теперь ни цели, ни свободы, ничего. Они настолько же хотели этой свободы, насколько боялись ее. И теперь, когда она у них перед носом, они просто не знают, что с ней делать. Легче вернуться в маленький душный бункер и раскусить ампулу с цианистым калием.

Но это версия Богославского, автора пьесы. Сергей Чехов заставил своих Эрму, Хенрике, Сэлму и Илсу переодеться в красивые блестящие платья и сесть верхом на розовых пластиковых коней. Если Богославский оставляет своих щенков щенкамии не показывает им, какую роль они должны сыграть для человечества, то Чехов дает этим героям возможность стать этими всадниками апокалипсиса.

Юлия Оскарева